К 74-летней годовщине освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков! Партизанская Сенненщина глазами врага

Партизанский парад в Минске 16 июля 1944 года

О народном сопротивлении в Беларуси в годы Великой Отечественной войны рассказывают не только документы Белорусского штаба партизанского движения и воспоминания его непосредственных участников. До наших дней сохранились архивные сведения, позволяющие увидеть партизанское движение глазами противника. Протоколы допросов, полицейские рапорты являются ценным источником для изучения периода оккупации. В районном историко-краеведческом музее также занимаются поиском хранящихся в Национальном архиве Беларуси документов из служебной переписки Сенненской полиции. О чем писалось в донесениях оккупантов и их приспешников, знает главный хранитель фондов Бронислава Желтобрюхова.                            

— Сообщения начальников отделений и участков полиции свидетельствуют о том, что в 1943 году Сенненщина слыла настоящим партизанским краем. На её территории действовали многочисленные отряды и диверсионные группы. За их перемещениями и действиями оккупационные власти следили с немецкой точностью. В частности, в донесениях сообщалось о группе Суворова численностью 250-300 человек, дислоцировавшейся севернее Сенно, на боевом счету которой были минирование дороги и подрыв мостов на участке Сенно — Мощены. Около 700 человек насчитывала группа Леонова. Четыре отряда бригады Алексеева численностью 1000 человек занимали 12 деревень, причем сообщалось о нахождении в районе самого комбрига. Часть Немойтовской и Белицкой волостей, почти всю Рясненскую волость и частично Толочинский район занимал Смоленский полк Садчикова численностью до 1800 человек. В семи деревнях района дислоцировалась Заслоновская бригада, которая насчитывала в своих рядах 600-700 человек. Сообщалось в донесениях и о прибытии в район группы партизан из Лепельского района, которые напали на волостную управу и сожгли 5 домов полицейских в д. Застодолье Богушевского района

Командиры отделений полиции рапортовали о поддержке народных мстителей и не только со стороны сельских жителей, но и старост некоторых деревень. Вопреки должностным обязанностям они либо не извещали полицию о появлениях партизан в населенных пунктах, либо сообщали тогда, когда партизан было уже невозможно застигнуть врасплох.

Но находились и предатели из числа своих. Из заключения следователя Сенненской районной полиции по доносу от 14 апреля: житель д. Поженьки Горивецкой волости обвинил двух односельчан в связи с партизанами. Обвиняемые планировали пригласить в гости начальника Горивецкого отделения полиции, напоить его, отнять оружие и уйти в отряд (причем вместе с обвинителем). На момент рассмотрения доносчик и обвиняемые находились в Сенненской тюрьме.

Вместе с тем сообщалось и о нередких случаях перехода полицейских на сторону сопротивление. Что не удивительно, ведь в полиции служили не только антисоветски настроенные граждане, но и люди, дезориентированные военной обстановкой, а также попавшие в ряды коллаборационистов не по своей воле. Начальник Сенненской полиции рапортовал 4 марта коменданту о переходе на сторону партизан начальника пункта полиции Мощены — Мост, который унес с собой винтовку, револьвер, ракетный пистолет с 9 ракетами и сумку с патронами. 10 августа начальник Сенненской полиции получил сообщение от командира Ходчанского участка об уходе в партизаны стразу троих полицейских, жителей д. Новоселки. Не для всех переход заканчивался успешно. При попытке уйти в партизаны был смертельно ранен сотрудник полиции Белицкой волости. Приметы полицейских-перебежчиков передавались в комендатуру.

Оккупационные власти жестоко боролись с партизанами и поддерживающим их населением. Богушевская районная полиция в отчете Оршанскому СД сообщала, что за период с 20 апреля по 20 мая было заведено 9 дел по политическим проступкам. За связь с партизанами арестованы 7 человек. 

Борьба принимала характер тотального уничтожения. Партизанские деревни регулярно становились объектами немецких и полицейских погромов.

17 июля сотрудник Мошенского отделения доносил начальнику Сенненской полиции о зачистке от партизан д. Великое Село, в ходе которой немецкий отряд сжёг 15 домов сельчан, из которых только четыре действительно принадлежали партизанам.

Однако ни кровавые зачистки, ни зверские расправы не уменьшали масштабы партизанских акций. Партизанская угроза вынуждала полицию думать о довооружении. Начальник районной полиции 24 апреля ходатайствовал перед ортскомендатурой о выдаче командиру Алексиничского участка полиции, вдобавок к имеющемуся у него пистолету, винтовки на основании того, что в зоне его ответственности оперируют партизаны.

Напуганные действиями народных мстителей, полицейские Клюковской волости ходатайствовали перед начальником Богушевского района и далее перед комендатурой о разрешении перевезти свои семьи в волостной центр, где размещались казармы полиции. В донесении коменданту Сенненской полиции от 25 июня описывалось почти что осадное положение Ходчанской волости. Партизаны взяли волостной центр в полукольцо. Бургомистр, ежеминутно ожидая нападения, просил немедленно прислать подкрепление или разрешить эвакуацию волостной управы в Мощены под охрану полицейского гарнизона.

И чем ближе был 1944 год, тем сильнее сквозил в строчках полицейских рапортов страх оккупантов перед партизанами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *