15 февраля — День памяти воинов-интернационалистов. Афган из памяти не вычеркнуть

Сегодня эта дата объединяет всех участников военных действий, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Но в первую очередь она связана с войной в Афганистане. Именно 15 февраля 1989 года мост пограничной реки Амударья под Термезом перешёл последний советский солдат. Так завершился вывод советских войск из Афганистана.

Война длилась 9 лет 1 месяц и 18 дней, став самым затяжным вооружённым конфликтом в советской истории. Уроженец Немойты Александр Нефёдов провёл в Афгане полтора года своей армейской жизни. Туда он попал 19-летним юнцом.

     До призыва в армию, в 1983 году, успел всего год отучиться в Городокском сельскохозяйственном техникуме. О том, что отправится в Афган, говорит Александр Фёдорович, догадался быстро. Слишком уж пристальное внимание уделялось военной подготовке учащихся техникума. Пока учился на «техника-механика» успел три раза прыгнуть с парашютом.

А. Нефёдов первый слева

     Новобранцев сперва отправили в учебный центр в Фергану (Узбекистан). Потом была «учебка» в Ленинграде, где сенненец получил специальность мастера по ремонту стрелкового оружия. Спустя 4 месяца — снова душная Фергана. О месте предстоящей службы им официально сообщили перед отправкой. Была ли возможность отказаться? Да, была, но не у всех, говорит мой собеседник. Уважительной причиной могли быть особые семейные обстоятельства. Правда, вспоминает Александр Фёдорович, никто из ребят, служивших с ним бок о бок, так и не воспользовался ими.

     В Афганистане Александр Нефёдов оказался в ноябре 1984 года. Взвод, где он служил помощником командира, дислоцировался в Кабуле. Но за время службы белорусскому пареньку пришлось исколесить немало километров пыльных горных дорог. На своём БТР-70, пристально всматриваясь через прицел пулемета в серые расщелины гор, Александр обеспечивал безопасность передвижения колонн военной техники. Каждый такой вояж мог стать для него последним. Обстреливали часто, регулярно подрывали технику. Участвовать непосредственно в боях ему приходилось десятки раз. За один из них старший сержант Нефёдов получил свою первую награду — медаль «За боевые заслуги».

Такую картину видел из своего БТРра наш земляк.

     — Ночью, когда возвращались в казармы с боевой операции, душманы устроили нам засаду. Отстреливаться пришлось на длинном участке пути. Так что нам пришлось изрядно попотеть. Тогда я и убил своего первого «духа». О страхе и смерти в такие моменты не думалось.

     Сильно осложняли ведение боевых действий непривычные климатические условия: летом — невыносимая жара до 40 градусов, песчаные бури, а зимой выпавший снег, смешиваясь с пылью и песком, превращался в непроходимую кашу. Много бед принесли и болезни. Вспышки тифа, желтухи, малярии были привычным делом. Александр Фёдорович вспоминает, что вся вода, использовавшаяся на армейской кухни, была сильно хлорированная. Чтобы избежать эпидемий, старались не употреблять местные продукты. Покидать военную базу также было небезопасно. Местное население в своём большинстве враждебно относилось к советским солдатам, вспоминает мой собеседник.

— Различить, кто перед тобой, — мирный житель или моджахед — было практически нереально.

     О том, что ждало в душманском плену, не скрывает Александр Фёдорович, конечно, слышали, поэтому в такой ситуации готовы были повторить подвиг Марата Казея.  

     Александр Нефёдов, можно сказать, родился под счастливой звездой. За полтора года — ни ранений, ни тяжёлых инфекций. Выжили в афганской мясорубке и его боевые товарищи. С некоторыми он встречался и переписывался после возвращения на родину.

В семье, кстати, о его боевом пути, узнали не сразу. Долгое время в своих солдатских письмах он не сообщал, где и как проходит его служба. Да и позже, уже будучи дома, не распространялся, считая, что ничего особенного здесь нет, он всего лишь исполнял интернациональный долг. О пережитом долго напоминали ночные тревоги и чувство страха. Бывало от шороха он просыпался и вскакивал с кровати.

     Но жизнь берет своё. Молодой человек продолжил учёбу в Городокском техникуме, после окончания которого вернулся в родную деревню. Трудовой путь начал в колхозе имени Тимирязева (сейчас это УП «Дружбинец»). А в 1988 году Александр Фёдорович перебрался в Студёнку, где без малого 20 лет работает главным инженером в одноименном сельхозпредприятии. Женат, отец двух дочерей и уже дважды дедушка. Младшему внуку на днях исполнилось 3 месяца.

Для него Афган закончился более 30 лет назад. Но нет-нет, да всплывут в его памяти серые горы, послышатся автоматные очереди и ударит в нос удушливый запах гари от взорванных снарядов. Забыть о них не дают сюжеты из остающегося «горячей точкой» Афганистана и фотографии из дембельского альбома. Фотоаппарат солдатам иметь при себе запрещалось, но кому-то из сослуживцев удалось оставить технику. Благодаря чему сохранились уникальные кадры из быта советских солдат, жизни местного населения, с боевых операций. Как яркие свидетельства войны — снимки искорёженной минами советской техники и огромного количества изъятых у моджахедов оружия и боеприпасов, в основном, говорит Александр Фёдорович, американского происхождения.

На груди у Нефёдова блестят награды, среди них медали «Воинуинтернационалисту от благодарного афганского народа», «Воину-интернационалисту», и другие, приуроченные к юбилеям вывода войск из Афганистана. Раньше, вспоминает мой собеседник, с другими сенненцами-«афганцами» на 15 февраля собирались семьями. Сейчас он все больше рассказывает о своем боевом пути школьникам Студёнковской ДССШ.

Ольга БОНДАРЕВИЧ.

Фото автора и из личного архива А.Ф.Нефёдова.

КСТАТИ:

В четверг, 15 февраля, в день вывода советских войск из Афганистана, в 21.15 на телеканале ОНТ будет демонстрироваться остросюжетный фильм «Крепость Бадабер».

А. Зверкович

Сюжет, основанный на реальных событиях Афганской войны 1985 года, не рекомендуется для просмотра лицам моложе 16-летнего возраста. Бадабер — это древняя крепость в Пакистане, где моджахеды держали огромный арсенал оружия и советских пленных солдат, которым однажды удалось поднять восстание… Среди мужественных “шурави” был и Александр Зверкович, уроженец Сенненщины, который до сих пор в официальных документах значится как пропавший без вести. А между тем, еще в годы существования Советского Союза Министерство иностранных дел Афганистана засвидетельствовало, что он был среди повстанцев.

 


 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *