АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ РАССКАЖУТ СЕННЕНЦАМ О ВОЙНЕ

1++Необычная выставка раритетных документов периода 1941-1946 годов «Документальное эхо войны» открылась в преддверии празднования 70-летия Победы в Сенненском историко-краеведческом музее.

В основе её экспозиции — пенсионные дела по выплате пособий семьям военнослужащих, проживавших на территории Сенненского и бывшего Богушевского районов. Их на выставку в музей из своих фондов предоставил Сенненский районный архив. В этих папках содержатся десятки самых разнообразных документов: заяления на выплату пособий, справки о составе семьи, свидетельские показания, солдатские письма и извещения о гибели… Всего представлено более 70 документов.
— Уже на 4-й день войны, — рассказывает главный хранитель музейных фондов Бронислава Желтобрюхова, — был издан указ о назначении пособий членам семей красноармейцев. Однако тут была одна особенность. При назначении выплат учитывалось наличие огорода и домашнего скота. Их владельцам пенсию могли и не дать.
Трудно представить более беспристрастного свидетеля тех событий, чем архивные документы. За их сухими строчками и цифрами — судьбы наших земляков: тех, кому пришлось изведать горе во время оккупации, и тех, кто воевал на фронте. Вот, например, заявление Сенненскому гособеспечению от колхозницы с Горивца некой Кулины. Женщина просит оказать ей помощь деньгами и одеждой. Её муж — партизан бригады Леонова — пропал без вести. Она осталась одна с 5 детьми на руках — самому младшему не более 2-х лет. Во время оккупации за связь с партизанами её с детьми посадили в тюрьму, чудом избежали смерти. А после освобождения, как она сама пишет, семья осталась «голой и голодной».
4++Эти пожелтевшие от времени бумажки способны немало удивить современников. Вот, казалось бы, в моих руках обычная справка о назначении пенсии по потере кормильца, но стоит перевернуть лист — и передо мной уже немецкая «агитка» — листовка для партизан с призывом переходить на сторону захватчиков.
— В разрушенной войной стране была напряжёнка с бумагой, — объясняет Бронислава Борисовна, — поэтому документы печатались, а нередко и писались вручную, на всём, что имелось под рукой. В ход шли обои, листовки, немецкие бланки, открытки и письма с фронта, газеты. Такие образцы печатной продукции сами по себе уже являются ценным раритетом.
Не могу не удовлетворить профессиональное любопытство и вчитываюсь в «Сталінскі шлях» за сентябрь 1944 года — газету бывшего Богушевского района, чья страница также превратилась в очередную справку.
Особый интерес вызывает витрина с нормативными документами оккупационных властей. Среди бон (оккупационные деньги) и талонов на хлеб натыкаюсь на такой мирный документ, как форму свидетельства о… браке на немецком и русском языках.
Но на некоторые экспонаты невозможно смотреть без слёз. Знаменитые треугольники полевой почты и скупые «похоронки». По ним можно изучать географию Европы. Где только не пролегали фронтовые дороги уроженцев Сенненщины, от Москвы до Берлина лежат могилы наших земляков. Размашистый почерк, местами расплывчатые строчки — в них боль, надежда и безоговорочная вера в Победу. Все фронтовые письма музейщики расшифровали, и почитать их без труда сможет каждый посетитель выставки. Она, к слову, продлится до 1 августа.
Ольга БОНДАРЕВИЧ.
На снимках: Б. Желтобрюхова на фоне архивных документов;немецкие документы.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *