Хорошо жить в пустыне

(история о том, как я опоздала на работу)

Пишу эти строки по свежим следам живых впечатлений.
Ещё ночью я поняла, что добираться до места работы нужно будет в экстремальных условиях. Прогноз, услышанный накануне вечером по радио, оправдался — всю ночь шёл дождь.
Я не буду рассказывать, как отошла от своего дома №147 по улице Октябрьской, потому что асфальтовым (вернее, ямочным) покрытием в этом отдельно взятом месте, пользуются только отдельно взятые жильцы нашего дома, в количественном отношении представляющие малую толику жителей города. Кроме того, в этот раз повезло: ямки с водой, между которыми нужно было вылавировать на улицу, подсвечивала не только вывеска «ПМК-64», но и редкие фонари, иногда загорающиеся на противоположной стороне улицы.
О том, как дошла до «парадной» части  Октябрьской, тоже много распространяться не стану: грязь, ямки, ручьи бегут. Одним словом, картина давняя, застарелая, привычная.
Самое «интересное» началось под фонарями новой электролинии уличного освещения (после магазина «Алеся»). О том, что освещение здесь напоминает скорее новогоднюю иллюминацию, наша газета писала в прошлом году. Но (надо признаться в собственной беспомощности как корреспондента) это мало помогло.  На выступления районной прессы «герои» критических материалов внимания обращают не больше, чем на комариный писк. Этой осенью фонари на Октябрьской «заморгали» ещё чаще. Тротуар здесь, конечно, получше, но луж на нём также преогромное множество.
Дождь идёт. Фонари мигают. Машины слепят. Люди с зонтами спешат на работу. Очередное труднопроходимое место: идём гуськом. Лампочки гаснут. Встречные автомобили включают дальний свет (не может такого быть, чтобы на улицах города, в центре Европы, автотранспорт «не видел» дороги, скажет неискушённый гость нашего райцентра). Идущий впереди «гусиной» цепочки резко останавливается — куда делать следующий шаг не видно. Кто имеет представление о понятиях «дистанция» и «инерция движения», без труда поймёт дальнейшее развитие событий. Налетев друг на дружку, чертыхнувшись, намочив ноги, граждане продолжают движение. Благо, фонари загораются. Кстати, ближе к центру города их мигание становится реже и переходит в яркий стабильный свет.
И вот, почти достигнув этого заветного света, попадаю в экстрим, сродни разве что игре «Куб», которую показывают по каналу ОНТ. В месте, где грязь и вода разлились не только по всей ширине тротуара, но и по газону, поверхность которого не выдержала эксплуатации не по назначению, в очередной раз наступает темнота. Остаюсь стоять на одной ноге, не успев найти место для второй. Моя балансировка заканчивается в луже, оказавшейся не самой мелкой среди других. Зачерпнув, как говорится, полной чашей, в сапог воды, радуясь, что вообще удержалась на ногах, иду в обратном направлении, домой переобуваться, уже гораздо меньше обращая внимание на лужи и тем самым подтверждая пословицу, мокрый воды не боится, сожалея, что не пошла обходить «экстрим» по проезжей части, как это сделали другие, менее законопослушные, граждане. Но, с другой стороны, лучше быть мокрым и живым, чем сухим и раздавленным.
До центра Европы отдельные места в нашем городе явно не дотягивают, и вообще, хорошо жить в пустыне, там дожди бывают редко, рассуждаю на обратном пути, «чавкая» мокрой обувью и понимая, что на работу вовремя теперь не успею точно.

 Татьяна Буракова.

Р.S. Если плачевное состояние старых тротуаров отчасти можно объяснить их «старостью», то как объяснить тот факт, что после дождя образуются огромные лужи на новых пешеходных дорожках. IMG_2677_В частности, эквилибрировать по бордюрам в это утро пришлось пешеходам около магазина «Виктория». А людям, которые в силу своего возраста не смогли выполнить этот цирковой трюк, ничего не оставалось, как идти просто по воде. Обойти это многоводье не представлялось возможным даже по проезжей части, которая также была «захвачена» водой.

Фото Андрея МУРАШЕВИЧА.